Святитель Николай Чудотворец, архиепископ Мир Ликийских, в свете новейших открытий.

Святитель Николай Чудотворец, архиепископ Мир Ликийских, широко почитаемый в России как один из величайших среди святых, издавна вызывает серьезный интерес большого числа исследователей. Существует даже особое направление в науке — николаеведение, проводятся конференции ученых-николаеведов со всего мира, публикуются сборники работ ведущих специалистов по агиографии (агиография  (от греч. άγιος — святой; γράφω — пишу) — научная дисциплина, занимающаяся изучением жития святых, богословскими и историко-церковными аспектами святости), гимнографии и иконографии свт. Николая.
Сведения о великом святом, которые мы черпаем из житийной литературы, дополняются и уточняются на основе данных археологических раскопок, информации из других достоверных исторических источников, исследований ученых-антропологов, историков и текстологов.
Распространившееся в XIX-XX веках ошибочное представление о том, что сведений о свт. Николае сохранилось очень мало, и они исторически недостоверны, на сегодняшний день опровергнуто. Общепризнанным является мнение, что события, описываемые в древних рукописных памятниках о свт. Николае, и участвующие в них персонажи не только не противоречат известным историческим источникам, но и в значительной степени дополняют последние важными сведениями о времени царствования императора Константина Великого.
В последнее время исследователям стали доступны большинство древних текстов и практически все греческие и латинские агиографические памятники, сохранившиеся в монастырях и фондах библиотек. В связи с этим, а также благодаря многим исследованиям в области агиографии, текстологии, истории, археологии и анатомо-антропологическому изучению святых мощей стало возможным реконструировать облик свт. Николая Мирликийского, определить образ его жизни, а также существенно дополнить жития, изданные в XIX-XX веках.
Первые письменные свидетельства о деяниях свт. Николая, найденные в записях константинопольского пресвитера Евстратия, относятся к VI веку. К началу VIII века относится похвальное слово святителю и чудотворцу Николаю, произнесённое святым Андреем Критским в соборном храме города Мира. Его автор называет праздник во имя святителя Николая священным и всепразднественным и сообщает, что в этот день происходят многочисленные собрания верующих в храме святителя.
Около половины IX века появилось похвальное слово свт. Николаю от патриарха Мефодия, главы Константинопольской Церкви, затем около 860 года — похвальное слово свт. Николаю от Иоанна, диакона Неаполитанской Церкви, и в конце IX века — похвала свт. Николаю, написанная византийским императором Львом Мудрым. В начале X века блаженный Симеон Метафраст по приказанию Константина Порфирородного составил из предшествовавших ему источников полное житие свт. Николая, печатающееся в славянском переводе в службе этому святому.    Краткие сказания о деяниях свт. Николая с изображением его были внесены в месяцесловы. Все эти греческие источники до начала XVIII века лежали в основе Жития свт. Николая Мирликийского, чудотворца.
В 1721 году католический кардинал Фалькони нашел в Ватиканской библиотеке в одном из греческих манускриптов акты о святителе Николае Чудотворце, епископе Пинарском, архимандрите Сионского монастыря, который жил в VI веке при императоре Юстиниане Великом и скончался в декабре 564 года. В том месте манускрипта, где указывается дата кончины епископа, есть глубокая подчистка, не позволяющая установить, какое изначально там стояло число, а поверх написана цифра ох (шесть). Хотя вывод Фалькони о том, что именно открытый им источник содержит истинные сведения о свт. Николае Мирликийском, был почти сразу же опровергнут другими западно-христианскими и православными исследователями, обнаруженный список т.н. «Иного жития» внёс большие трудности в понимание личности прославляемого христианскими Церквями великого святого.
Первым в русской богословской литературе вопрос о личности свт. Николая, в связи с открытием Фалькони, поднял архимандрит Антонин, настоятель православной миссии в Иерусалиме, установивший в конце 60-х — в начале 70-х годов XIX века достоверность факта существования двух ликийских святителей Николаев. Он писал: «Можно дивиться, каким образом два лица, оба знаменитые, слились в представлении народном, а затем и в памяти церковной, в один досточтимый и святоублажаемый образ, но отрицать факта нельзя… Итак, два было свт. Николая ликийских» (Архим. Антонин (Капустин). Святой Николай, епископ Пинарский и архимандрит Сионский // Труды Киевской Духовной Академии. 1869, июнь).
Смешение житий двух ликийских святых с именем Николай произошло, предположительно, в первой половине X века, когда некоторыми анонимными авторами было предпринято дополнение жизнеописания свт. Николая Мирликийского эпизодами из жизни Николая Пинарского («Смешанное житие», «Ликийско-александрийское житие» и др.). Знаменитый византийский писатель второй половины X века, автор нескольких сотен житий святых Симеон Метафраст при составлении жития свт. Николая Мирликийского воспользовался одним из хранившихся в Константинополе списков «смешанного жития», текст которого оказался наиболее полным и содержал повествование о крещении, родителях, паломничестве и другие сведения из жития Николая Пинарского. Высокие литературные достоинства текста блаженного Метафраста сделали его версию жития свт. Николая Мирликийского самой популярной и авторитетной, тем самым на десять столетий «узаконив» ошибочное смешение житий двух Николаев.
Впервые из текста жития свт. Николая, архиепископа Мирликийского были убраны все факты из жизни другого ликийского свт. Николая Пинарского только в начале XXI века, в новейшей биографии, составленной по благословению Патриарха Алексия II Александром Бугаевским и архим. Владимир Зориным (Бугаевский А.В., Владимир (Зорин), архим. Святитель Николай, архиепископ Мирликийский. М., 2001). Заимствованием из жизнеописания Николая Пинарского ученые признают, например, имена родителей святого — Епифания и Нонны, описание крещения младенца, простоявшего два часа в купели, сказание о том, что дядя святого, архимандрит Николай, начал строительство храма во имя Святого Сиона, а племянник его окончил и по посвящении в сан пресвитера создал при этом храме монастырь, чудо укрощения бури во время путешествия в Иерусалим и воскрешения упавшего с мачты юноши по имени Аммоний, и другое.
Достоверными же сведениями, по мнению большинства исследователей, является то, что родился свт. Николай (по-гречески его имя звучало как «Николаос» (Νικόλαος)) в III веке в греческой колонии Патара в римской провинции Ликия (совр. Анталия, Турция). В этой провинции существовала крепкая христианская община, несмотря на то, что большей частью по своей культуре и внешнему облику регион был эллинистическим, а значит, языческим. Согласно житийной литературе, дошедшей до нас в разных списках латинского, сербского и греческого происхождения, одним из занятий семьи будущего святого было управление рыболовецким флотом, и после смерти своих родителей свт. Николай унаследовал хорошее состояние, которое отдал на нужды благотворительности. На какие средства существовал сам свт. Николай, не установлено, но зная то, что он служил при храме, носил очень простую рясу и был великим постником, можно предположить, насколько в малом он нуждался.
Начальная деятельность святителя Николая в качестве священнослужителя относится к периоду наиболее продолжительных в истории Римской империи гонений на христиан, а годы его епископства в г. Мира (совр. Демре) — к периоду относительной терпимости к христианству после 311 года, когда стали развиваться христианские общины. Свт. Николай пользовался большим уважением и любовью у жителей Миры, особенно в связи с его благотворительной деятельностью.
Житие святого повествует о том, что одним из первых его добрых дел была т.н. «история о трех мешочках с золотом», относящаяся к тому периоду жизни свт. Николая, когда он еще не был ни епископом, ни священником, а просто благочестивым юношей с добрым сердцем. Уже после того, как он получил наследство, разорилось жившее по соседству семейство, отец которого в отчаянии решил поступиться честью трёх своих дочерей. Исследователи не находят в этой истории никакого противоречия с существовавшим в те времена порядком вещей: этот период истории Византии характеризуется чудовищным упадком нравов, когда подобный выход из трудной ситуации был самым распространенным. Однако, юноша Николай, который, по всей видимости, с детства рос вместе с этими девочками и хорошо их знал, не мог допустить их вынужденного грехопадения. Поэтому он подкинул в их дом один за другим мешочки с пятьюдесятью золотыми динариями (что приблизительно равнялось двухмесячному жалованью римского легионера — самой высокооплачиваемой профессии в империи) в каждом, чтобы несчастный отец мог достойно выдать своих дочерей замуж.
Одним из самых знаменитых деяний свт. Николая Чудотворца, упоминаемым во всех списках его жития, является «Деяние о стратилатах». Однако, множество важных сведений, которыми изобилуют древнейшие редакции «Деяния о стратилатах», было утрачено или искажено в тексте Метафрастова жития, а впоследствии и в Четьях-Минеях свт. Димитрия, митр. Ростовского. В результате оказались ослаблены причинно-следственные связи повествования, утеряны важные звенья событий и затемнено понимание логики поступков людей. Исследования современных историков дополняют это деяние целым рядом важных сведений о свт. Николае, которые взяты из источников, написанных неизвестными ликийскими авторами начиная с IV века (5 редакций «Деяния о стратилатах»), а также из житий и похвальных слов, составленных архим. Михаилом, свт. Андреем Критским, свт. Мефодием, Патриархом Константинопольским, пресвитером Неофитом и другими агиографами.
В IV веке несправедливой податью Ликия была доведена до разорения и голода. Присланный из столицы сборщик налогов, требуя все новых и новых денег, постоянно унижал народ. Жители попросили своего архиепископа о заступничестве. Святитель Николай отправился в Константинополь, и после его разговора с императором подать была уменьшена в 100 раз. Это решение было записано в скрепленную золотой печатью грамоту. Но архиепископ знал, что под влиянием сановников Константин может отменить свой указ. Святитель обратился к Богу за помощью, и чудесным образом императорская грамота в тот же день оказалась в Мирах и была обнародована. На следующий день император, поддавшись уговорам, попытался изменить указ.     Когда святитель сказал, что документ уже зачитан в Мирах и, значит, вступил в силу, ему не поверили: до Ликии от Константинополя было шесть дней пути. Чтобы проверить слова святителя, снарядили самый быстроходный корабль. Через две недели посланники вернулись и подтвердили, что ликийский сборщик налогов получил грамоту императора в тот день, когда она была подписана. Христолюбивый Константин усмотрел во всем происшедшем волю Божию и попросил прощения у святителя, щедро одарив его. (Бугаевский А. Новый опыт составления жития святителя Николая. / Правило и образ кротости. — М., 2004.)
Некоторые деяния свт. Николая Чудотворца и вовсе не упоминались в традиционном изложении его жития и были включены в него лишь в новых редакциях, вышедших в XXI веке («Деяние о подати», «Деяние о хлебовозах», «Деяние о епископе Феогние»). Например, «Деяние о подати» не было включено в составленное блаженным Симеоном Метафрастом житие по политическим соображениям. Поскольку жития святых были основным кругом чтения в православной Византии, созданию Метафрастова менология придавалось важное государственное значение, и работа над ним курировалась лично императором. «Деяние о подати», описывающее избавлении Ликии свт. Николаем от несправедливого налога, могло быть расценено как невыгодный для имперской казны пример поведения архипастыря. Казна византийских монархов в X веке, как и в IV веке, очень нуждалась в пополнении, и опасение, что влиятельные архиереи станут подражать свт. Николаю, обращаясь к императору с ходатайствами о снижении налога в своих епархиях, имело веские основания.
Большинство сведений, содержащихся в древнейших житийных памятниках, посвященных свт. Николаю Мирликийскому, подтверждается также результатами археологических раскопок в Ликии, предпринятых в XIX-XX веках. Так, сохранились не только храм, построенный свт. Николаем Мирликийским, но и место встречи святого со стратилатами — Плакома, площадь в андриакском порту, покрытая плитами. В древности на ней был расположен рынок, и его остатки видны и сейчас. Расположенная близ Миры и когда-то процветавшая гавань Андриаке сейчас заболочена, порт давно прекратил свое существование, но значительные объемы многих зданий прекрасно сохранились: целый ряд портовых и других построек, каменные цистерны, акведук, несколько храмов и огромное зернохранилище. По предположению историка А.Ю. Виноградова, именно в это зернохранилище капитаны из «Деяния о хлебовозах» выгрузили хлеб. Хорошо сохранились и остатки зданий древней Патары — места рождения свт. Николая Чудотворца.
Представление о внешности свт. Николая мы получаем из его иконографических изображений, сделанных еще при его жизни. Поскольку святитель был покровителем мореплавателей, немало его рукодельных изображений развозились в разных направлениях Средиземноморья кораблями, проходившими через порт Миры.
Согласно результатам анатомо-антропологического исследования святых мощей свт. Николая, для проведения которого в 1953 году впервые была вскрыта гробница в г. Бари (куда мощи были перевезены итальянцами предположительно в 1087 году) лик, изображаемый на иконах, полностью соответствует внешнему виду захороненного в гробнице человека. Возглавлявший научно-исследовательскую группу итальянский антрополог и анатом, профессор Луиджи Мартино установил, что «по строению черепа и скелета святитель принадлежал к белой европеоидной средиземноморской расе, для которой характерны средневысокий рост и смуглая кожа; с высоким лбом, с носом, стремящимся к орлиному, скелетом средней крепости». Рост великого святого составлял 167 сантиметров.
Современники описывали архиепископа Николая Мирликийского как человека, отличавшегося необычайной кротостью и смирением: «Он одевался очень просто, без всяких украшений, имел лик, исполненный святости и благодати. От него исходило удивительное сияние, как от пророка Божиего Моисея». Мощи свт. Николая Чудотворца до сих пор обильно мироточат. По словам исследователей, некоторые части мощей, точнее, позвонки, могут скоро раствориться в благоухающей жидкости и просто исчезнуть через несколько десятков лет, если не принять должных мер по их сохранению.
Антропологическое исследование мощей также показало, что свт. Николай Мирликийский был строгий постник: великий святой не ел мяса, употреблял только растительную пищу. Болезни, которыми болел свт. Николай, характерны для того, кто довольно долго пробыл в заключении, а именно, в тесной и сырой тюрьме (из его жития действительно известно, что во времена диоклетианова гонения на христиан архиепископ Мирликийский был брошен в темницу).    Поврежденные суставы, позвоночник и кости грудной клетки свидетельствуют о мучениях, которые он перенес в тюрьме — его пытали на дыбе. Радиологическое исследование черепа показало обширное внутреннее костное уплотнение черепной коробки, что ученые также объясняют многолетним влиянием тюремного холода и сырости.
Исследование святых мощей, проведенное профессором Л. Мартино, позволяет определить, что почил свт. Николай Чудотворец в возрасте между 70 и 80 годами, благодаря чему стало возможным вычислить примерное время его рождения — приблизительно 270 год. Что касается датировки кончины святителя, то предположения многочисленных биографов святого сгруппированы в периоде с 341 по 345 год. Итальянский профессор восточного богословия патер Джерардо Чоффари полагает, что свт. Николай умер в 334 году, основываясь при этом на упоминании у Афанасия Великого множества епископов, которые боролись с лжеучением Ария, начиная с 335 года. Поскольку у свт. Афанасия свт. Николай не упомянут, Чоффари делает вывод, что архиеп. Николай умер до 335 года, а именно в 334 году. Российский историк А. Бугаевский, анализируя события, о которых повествуется в древнегреческих памятниках, посвященных свт. Николаю, утверждает, что в православном церковном календаре указана заведомо неверная дата — «около 345 года», и с уверенностью называет 335 год годом блаженного успения архиепископа Мирликийского.
Таким образом, весьма значимые исследования в области николаеведения, выполненные трудами многих ученых в последние десятилетия, существенно дополняют наши знания и представления о свт. Николае Чудотворце. Современные технологии помогают не просто узнать святой образ, а приблизить к нам человека, жившего на земле около семнадцати столетий назад и ставшего одним из самых великих христианских святых.

Юлия Комлева, кандидат исторических наук, доцент кафедры новой и новейшей истории Уральского госуниверситета им. Горького
Православный вестник
18 декабря 2010 г.

(7)

28 ноября начался Рождественский (Филиппов) пост

 

Двойное название поста объясняется просто: он начинается на следующий день после дня памяти апостола Филиппа, одного из 12 ближайших учеников Господа Иисуса Христа, и заканчивается в канун великого праздника Рождества Христова. Эти два дня как бы обрамляют собой 40-дневный период поста, отсюда и его название.

 Смысл поста:

Любой многодневный пост, и Рождественский в том числе, готовит нас к максимально глубокому, полноценному переживанию предстоящего праздника. Цель постящегося христианина — добиться, чтобы встреча со Христом в праздничный день стала для него действительно важным событием, подготовленным и усиленной молитвой, и подвигом воздержания. Человеческие тело и душа взаимно влияют друг на друга. Поэтому, ограничивая себя в физическом плане (например, в еде), мы помогаем и душе: мы перестаем разбрасываться по сторонам и больше концентрируемся на духовной жизни: молитве, размышлениях о Христе, на исполнении Его заповедей.

Кроме того, ослабляя тело (да и душевные силы тоже) менее калорийной, чем обычно, пищей, мы учимся подчинять наши желания разуму и воле, а разум и волю — Богу.

В Евангелии рассказывается, что перед выходом на проповедь в Галилее и Иудее, которой суждено было длиться три с половиной года, Христос удалился от людей и строго постился сорок дней и ночей (Мф 4:1–11; Лк 4:1–13; Мк 1:12, 13). Столько же прежде Него постились и Моисей, когда взошел на гору Синай, где Бог дал ему десять заповедей (Исх 24:18); и пророк Илия, сорок дней шедший без еды и питья к горе Хорив, где его ждала встреча с Богом (3 Цар 19:5–8). Характерно, что именно в конце сорокадневного поста Спасителя попытался искусить диавол, очевидно, полагая, что пост физически истощил Иисуса и сделал менее стойким. Но духовно Господь, наоборот, укрепился и все искушения преодолел. Тем самым Он показал, что пост — лучшее оружие против искусителя (о чем говорят в один голос все святые отцы), и подготовился к Своему служению в мире.

В память об этих событиях и Рождественский пост, готовящий нас к переживанию события Рождества Христова, и Великий пост, предшествующий празднику Воскресения Христова, длятся по сорок дней и именуются в церковном уставе Четыредесятницами.

«Пост Рождественской Четыредесятницы, — добавляет святитель Симеон Солунский, — изображает пост Моисея, который, постившись сорок дней и сорок ночей, получил на каменных скрижалях начертание словес Божиих. А мы, постясь сорок дней, созерцаем и приемлем живое Слово от Девы, начертанное не на камнях, но воплотившееся и родившееся, и приобщаемся Его Божественной плоти».

История поста:

По времени возникновения Рождественский пост — один из самых древних. О его существовании упоминают уже святитель Амвросий Медиоланский (скончался в 397 году) и учившийся у него блаженный Августин (‡430 год). А римский епископ Лев I Великий (‡461 год) называл Рождественский пост древним установлением и жертвой Богу за плоды, собранные в летнюю и осеннюю пору.

В ранней Церкви Филиппов пост предшествовал празднику Богоявления. Именно так — днем явления Бога в мир — называли в те времена христиане праздник Рождества. А тот праздник, который мы называем Богоявлением сегодня, — Крещение Господне, — присоединялся к «главному» Богоявлению, встраивался в единый праздничный цикл, длившийся несколько дней подряд.

О том, что Рождество и Крещение Господне первоначально были одним праздником, нам напоминает и устройство богослужения (обе службы начинаются с великого повечерия), и особенная подготовка к обоим торжествам. В день накануне праздника — сочельник, или навечерие — пост становится особенно строгим: в монастырях принято не есть в этот день ничего, миряне же стараются по возможности просто уменьшить количество пищи. В этот день в Церкви совершается особенно торжественное богослужение. Если день будний, то читают царские часы — более продолжительные, чем обычно, с фрагментами из Ветхого Завета (паремиями), чтениями из Апостола и Евангелия. Царскими эти часы называются потому, что в древности на них присутствовали члены царской фамилии. А вечерня (которая, против обыкновения, служится утром) плавно переходит в литургию Василия Великого — так же, как в Великий Четверток на Страстной седмице.

Первоначально Рождественский пост не был таким протяженным, как сейчас: у одних христиан он длился семь дней, у других — несколько больше. Держать пост сорок дней стали, судя по всему, только после Константинопольского собора 1166 года, когда Константинопольский Патриарх Лука вынес решение по поводу длительности Рождественского поста: четкого правила по этому поводу нет, признал он, однако «понуждаемся… последовать неписаному церковному преданию и долженствуем поститься… от 15 дня ноября (28 ноября по новому стилю. — Прим. ред.)».

Особенности поста:

Во все дни Рождественского поста церковный устав Типикон предписывает воздерживаться от мяса, яиц и молочных продуктов. По понедельникам (до дня памяти святителя Николая — 19 декабря) можно есть горячую пищу без масла; во вторник, четверг, субботу и воскресенье — рыбу и постную пищу с растительным маслом; самый строгий пост традиционно — в среду и пятницу (сухоядение: овощи, фрукты, хлеб). Впрочем, если на среду или пятницу попадает праздник Введения во храм Пресвятой Богородицы 4 декабря (в этом году это как раз среда), то разрешается рыба.

После дня памяти святителя Николая и до дней предпразднства Рождества (2–6 января) рыба разрешается только в субботу и воскресенье, а пост в другие дни становится строже. В дни предпразднства пост самый строгий: рыба не вкушается вообще, пища с маслом — только в субботу и воскресенье. А в сочельник (с вечера 5 января до вечера 6-го) существует традиция не есть ничего до появления первой звезды, после чего принято подавать на стол сочиво — вареные в меду зерна пшеницы или отварной рис с изюмом и другими сухофруктами.

Но нужно обязательно учитывать, что все эти правила — строгий монастырский устав. Миряне (не монахи), как правило, постятся мягче, советуясь насчет питания со своим духовником и в зависимости от своих жизненных обстоятельств. Традиционно мирянами не практикуется сухоядение (или практикуется только в дни строгого поста со 2-го по 6-е января), рыба исключается из пищи только в среду и пятницу (и со 2-го по 6-е января).

3 факта, связанных с Рождественским постом:

  1. Филипп, как и большинство апостолов, был родом из Галилеи — северной провинции Палестины. Именно он, согласно Евангелию от Иоанна, привел ко Христу апостола Нафанаила (Ин 1:46); он участвовал в раздаче пяти тысячам человек хлебов, умножившихся по слову Господа (Ин 6:5–13); он привел к Нему эллинов, желавших видеть Христа (Ин 12:21–22); во время Тайной Вечери он желал увидеть Отца и получил от Господа Иисуса знаменательный ответ: Сколько времени Я с вами, и ты не знаешь Меня, Филипп? Видевший Меня видел Отца(Ин 14:8–9).

После Вознесения Господа апостол Филипп проповедовал в Галилее, а затем в Греции среди местных евреев. Об этом прослышал иудейский первосвященник и прибыл в Грецию, чтобы пресечь деятельность Филиппа, но тот прилюдно обличил первосвященника в подкупе стражников, которые охраняли Гроб Господень, и в повелении им лгать, будто тело Христово похитили и скрыли Его ученики.

Странствовал апостол и по другим землям, всюду проповедуя Евангелие и много страдая: Филиппа и его сестру Мариамну, с которой он путешествовал, побивали камнями, сажали в тюрьму, изгоняли из селений.

Скончался апостол Филипп в городе Иераполе Фригийском, где перед этим умертвил огромную змею, которой местные жители выстроили храм как божеству. Он был распят на кресте вместе с апостолом Варфоломеем, который, в отличие от Филиппа, остался жив и дошел с проповедью о Христе до Армении.

  1. Начиная с 4 декабря — праздника Введения во храм Пресвятой Богородицы, на одной из частей вечернего богослужения, утрене, хор начинает петь рождественские катавасии — короткие стихословия, которые припеваются в конце каждой из восьми песней богослужебного канона. «Христос раждается — славите; Христос с небес — срящите (встречайте. — Прим. ред.); Христос на земли — возноситеся! Пойте Господеви, вся земля, и воспойте людие, яко прославися», — так звучит первая из цикла катавасий, и мы чувствуем: Рождество уже на пороге.

Вдобавок на праздничных службах периода подготовки к Рождеству — например, 19 декабря, в день памяти Николая Чудотворца, — на утрене поются особенные рождественские стихиры.

  1. Два последних воскресных дня, предшествующих Рождеству, называются Неделями святых праотцев и святых отцов. Святые праотцы — это ветхозаветные праведники: Ной, Авраам, Исаак, Иаков и другие, которые провели жизнь в послушании и доверии Богу и этим внесли свой человеческий вклад в подготовку пришествия Христова. А под святыми отцами Церковь в данном случае подразумевает непосредственных сродников Христовых по плоти, начиная от Давида и заканчивая праведным Иосифом, названым отцом Господа Иисуса. В это воскресенье на литургии читается родословие Иисуса Христа из Евангелия от Матфея: Авраам родил Исаака; Исаак родил Иакова; Иаков родил Иуду и братьев его…— и так далее.

 

(8)

СВЯТИТЕЛЬ ИННОКЕНТИЙ ИРКУТСКИЙ (9 декабря)

 

Святитель Иннокентий (в миру Иоанн Кульчицкий), первый епископ Иркутский, Нерчинский     и Якутский, был сыном сын священника; его   предки принадлежали к мелкопоместному дворянскому роду. Обучался в Киево-Могилянской коллегии, по окончании которой, в 1706 году, был пострижен в монашество с именем в честь преподобного Иннокентия Комельского и принят в число братии Киево-Печерской лавры. В том же году рукоположен во диакона, затем Святитель Иннокентий (в миру Иоанн Кульчицкий) во иерея.

В 1710 году вызван в Московскую Славяно-греко-латинскую академию и сначала преподавал словесность, а в 1714 году сделан префектом Академии и преподавателем философии, метафизики и нравственного богословия; наблюдал в то же время и за порядком жизни академистов.

В 1719 году святитель Иннокентий в числе 36 монашествующих был вызван в Санкт -Петербург, в Александро-Невский монастырь и назначен обер-иеромонахом в г. Або (Турку, Финляндия). По морскому уставу, составленному Петром I, в обязанности обер- иеромонаха входило еженедельное посещение каждого корабля. Под началом святителя состояли все флотские иеромонахи, окормлявшие военные корабли русского флота.

В 1721 году святитель Иннокентий был   хиротонисан     во     епископа      Переяславского и назначен начальником Духовной миссии в Пекине, «для проповеди Слова Божия и размножения ради православныя восточнаго благочестия веры в Хинское государство, где архиерея прежде сего не бывало». В апреле того же года епископ Иннокентий вместе с двумя иеромонахами, двумя иеродиаконами, пятью певчими, поваром и двумя служителями отправился в Китай. Из Санкт- Петербурга до Иркутска миссия добиралась более 11 месяцев. По прибытии он направил несколько писем «Тушетухану владельцу мунгальскому», чтобы миссии было разрешено въехать в Китай. Временно остановился в селенгинском во имя Святой Троицы монастыре, но ответа на письма так и не получил. Китайское правительство отказало в визе «духовной особе, великому господину», как его неосторожно охарактеризовала сенатская комиссия по иностранным делам.

Три года провел епископ Иннокентий в   Селенгинске   у   китайской   границы,      перенося много лишений из-за неопределенности своего   положения и   скорбей   от     неустройства гражданского управления в Сибири. Ожидая конца дипломатических переговоров, он писал иконы, выполнял различные монастырские работы. Здесь он изучил монгольский и другие языки и начал проповедовать христианство среди языческого населения забайкальских бурят.

Дипломатические промахи русского посла в   Китае    графа     Рагузинского   и   интриги Иркутского архимандрита Антония Платковского привели к тому, что в Китай был назначен архимандрит Антоний, а святитель Иннокентий указом Святейшего Синода в 1727 году был наименован епископом Иркутским и Нерчинским и приступил к управлению новообразованной епархией.

Первый епископ Иркутский      явился                «благодатным светильником и             духовным собирателем» Восточной Сибири. За короткий срок пребывания на Иркутской кафедре (4 года 10 месяцев) ему удалось заложить основные направления, определившие в дальнейшем самостоятельное развитие церковной жизни новой сибирской епархии. Прежде всего он упорядочил церковно- административное устройство епархии, много трудов положил на строительство новых и благоукрашение имеющихся храмов и монастырей, неустанно заботился о повышении уровня образования.

Близость китайской    границы,     обширность и    малонаселенность    епархии,   большое количество различных народностей (бурят, монголов и др.), не просвещенных Христовой верой, бездорожье и бедность — все это делало пастырский труд святителя Иннокентия тяжелым и жизнь его полной лишений. По странному недосмотру Сената он не получал жалования до самой смерти и терпел крайний недостаток в средствах. В этих трудных условиях на скудные средства иркутского Вознесенского монастыря еще содержались две открытые при нем школы — монгольская и русская. Неустанные заботы святителя были обращены на их устройство: подбор достойных учителей, обеспечение учеников нужными книгами, одеждой, продовольствием. Святитель  неутомимо трудился над устройством епархии, укреплением ее духовной жизни, о чем свидетельствуют его многочисленные проповеди, пастырские послания и предписания. В трудах и лишениях  святитель  Иннокентий  обретал  духовную  твердость,      cмирение,   прозорливость.

В 1728 году весной в Прибайкалье началась засуха. Епархии грозил голод от недорода хлеба, начавшегося еще в 1727 году. По благословению святителя, с мая в церквах Иркутска и Иркутской десятины к каждой Литургии стали присоединять молебен о прекращении засухи,  по субботам пели акафист Божией Матери, а в воскресные дни служили соборный молебен. «Моления, — говорил святитель, — должны окончиться в Ильин день». 20 июля в Иркутске разразилась буря с таким сильным дождем, что по улицам города стояла вода по колено, — засуха  прекратилась.

Трудами святителя Иннокентия было начато строительство в Вознесенской обители каменного храма взамен деревянного, расширены границы епархии, включившей не только Селенгинский, но еще Якутский и Илимский округи.

За свои апостольские труды святой сподобился дара прозорливости. Так, крестьяне с. Оёк попросили его отслужить у них литургию в день их храмового праздника — 9 июня. На это приглашение святитель ответил: «Хорошо, мы съездим вперед по лету, а назад по зиме». Сначала люди не поняли странных слов святителя. Но каково же было их изумление, когда утром выпал такой снег, что обратно в Иркутск крестьяне везли своего архипастыря на санях. Подчас Господь особыми знамениями указывал на избранничество святителя. Однажды во время крестного хода случился проливной дождь, все богомольцы промокли, но на облачение Иннокентий не упала ни одна капля.

Непрерывный труд, суровый климат Сибири и дальние разъезды отразились на слабом здоровье епископа; в начале 1731 года он с большим трудом совершал службы. Последний раз литургию отслужил 3 октября. Преставился святитель Иннокентий утром 27 ноября 1731 года и был погребен в склепе Тихвинской ц. иркутского Вознесенского монастыря.

В 1764 году тело святителя обрели нетленным во время ремонтных работ в монастырской Тихвинской церкви. Множество чудес совершилось не только в Иркутске, но и в отдаленных местах Сибири при молитвенном обращении к святителю. Это побудило Святейший Синод к открытию мощей и прославлению святителя в 1800 году. С 1804 года установлено празднование его памяти по всей России 26 ноября (9 декабря н.с.), так как в день преставления совершается празднование иконе Божией Матери «Знамение». Второй день памяти святителя — 9 (22 н.с.) февраля

 

 

 

(5)

ВЕЛИКОМУЧЕНИЦА ЕКАТЕРИНА (7 декабря)


Великомученица Екатерина Александрийская († ок. 305) – одна из самых почитаемых святых в христианском мире. Родилась в Александрии Египетской и принадлежала к царскому роду.
Девушка отличалась редкой красотой и способностями к наукам: к 18 годам изучила риторику, философию, медицину, прочитала творения всех известных античных поэтов и историков и знала несколько иностранных языков.
Согласно преданию, родственники принуждали Екатерину к замужеству, чтобы у нее была возможность передать по наследству царский титул и огромное состояние. Святая поставила условие: ее жених должен быть равен ей по знатности происхождения, богатству, красоте, образованности и мудрости. Тогда мать Екатерины, тайная христианка, отвела ее к некоему подвижнику, который поведал, что знает Человека, не просто равного, а превосходящего девушку по всем четырем критериям. Когда Екатерина просила назвать Его имя, думая, что речь идет о каком-то земном правителе, старец подарил ей икону Пресвятой Богородицы с Младенцем и велел молиться перед ней.
Ночью во время молитвы Екатерине явилась Дева Мария с Младенцем на руках и в окружении ангелов. Младенец отвернулся и не хотел даже взглянуть на девушку, но сказал, что, если дева хочет увидеть своего Жениха, она должна принять наставления старца, давшего икону. Чудный сон глубоко поразил девушку. Как только настало утро, Екатерина отправилась к подвижнику, припала к его ногам и просила у него совета. Старец научил ее христианской вере и крестил.           После Крещения божественный свет проник в нее и наполнил ее великой радостью.
Когда Екатерина с обновленной душой возвратилась домой, она долго молилась, благодаря Бога за оказанную ей милость. Заснув во время молитвы, она снова увидела во сне Богородицу с Младенцем, Который надел ей на палец обручальный перстень.
С тех пор Екатерина стала кроткой, скромной и милостивой до мученической ончины     проводила все время в молитвах и благочестивых занятиях. В 305 году император Максимин разослал приказ всем жителям окрестных земель собраться в Александрии для жертвоприношения языческим богам. В город стали стекаться люди, которые вели быков или несли птиц для жертвоприношений.
Екатерина, увидев бесчинства, происходящие на празднестве, пришла во дворец,
чтобы убедить императора в ложности языческой веры. Царь был поражен ее красотой
и, будучи сам не готовым к спору с ученой девой, созвал 50 искуснейших мудрецов-
риторов, чтобы те убедили ее отречься от христианства.
Перед диспутом, на который собралось множество народа, Екатерине явился архангел
Михаил, ободривший святую. В долгом споре дева сумела победить риторов, доказав
им ничтожество языческих богов. Когда разгневанный император потребовал опровергнуть доводы святой, все философы ответили, что не имеют аргументов против истины. После поражения в споре риторы были приговорены императором к сожжению на костре. Перед казнью они приняли христианство. Их останки были найдены нетронутыми огнем, при виде этого чуда многие уверовали во Христа.
Вскоре Екатерина снова предстала перед императором и, отказавшись принести жертву языческим богам, была взята под стражу и осуждена на пытки. Императрица Августа, жена Максимина, узнав о мудрости и добродетелях Екатерины, пожелала взглянуть на нее. Вместе с военачальником Порфирием и отрядом из 200 солдат императрица ночью пришла к темнице,   где находилась дева. Побеседовав с ней при    свете сияния, исходящего от лица святой, они   тоже уверовали во Христа.
Девушка пробыла в заточении 12 дней. Все это время голубь приносил ей пищу, на
12-й день явился Сам Христос в окружении ангелов.
Видя тщетность попыток убедить святую отречься от веры, Максимин по совету придворного приказал построить необычное орудие пыток, состоящее из четырех колес с острыми гвоздями. Но когда через три дня орудие было готово, и Екатерина привязали к колесу,   чтобы    начать   пытку, механизм чудесным образом разрушился, а колеса раскатились   во      все      стороны, покалечив многих из собравшихся посмотреть на казнь. Некоторые из присутствовавших при этом чуде уверовали во Христа.
Разгневанный император приказал предать Екатерину жестоким истязаниям. Императрица Августа пыталась вступиться за святую и образумить мужа, но император приказал пытать и       ее, а потом казнить. В тот же день казнили и военачальника Порфирия с отрядом.
На другой день Максимин в последний раз призвал Екатерину и предложил ей стать
его женой, обещая ей все блага мира. Но святая Екатерина и слушать об этом не хотела. Видя бесполезность всех своих усилий, царь велел предать ее смерти.
Екатерину приговорили к усечению мечом и казнили на следующий день. Многочисленная толпа скорбящих сопровождала ее на место казни. Святая, видя стольких сопереживающих ей людей, обратилась к Господу с молитвой, чтобы тело ее не осталось на земле и чтобы всем, кто будет помнить и почитать ее, были дарованы земные блага, прощение грехов и упокоение после кончины. Когда Екатерине отрубили голову, из раны вместо крови потекло молоко. Спустившиеся с неба четыре ангела перенесли ее тело на гору, соседнюю с горой Синай.
Мощи святой были обретены около 800 года и перенесены в Синайскую обитель, которая на протяжении многих столетий являлась главным центром распространения
почитания этой святой по всему христианскому миру

(3)

СВЯТОЙ БЛАГОВЕРНЫЙ КНЯЗЬ АЛЕКСАНДР НЕВСКИЙ (6 декабря)

   Великий князь Александр Ярославич Невский — самый известный святой из немалогочисла прославленных воинов Руси.
Почитание его как святого возникло сразу после его смерти и было сохранено русским народом на протяжении всей истории — вплоть до времен новейших. Имя благоверного князя Александра Невского стало синонимом высокого патриотического служения, укорененного в стремлении исполнить правду Божию. Вот слова нашего знаменитого историка С. М. Соловьева: «Соблюдение Русской земли от беды на востоке, знаменитые подвиги за веру и землю на западе доставили Александру славную память на Руси и сделали его самым видным историческим лицом в древней истории…»
Александр Невский родился приблизительно в 1220 году в Переяславле.        Его отец, князь Ярослав Всеволодович (во святом крещении Феодор), был в то время Переяславским
князем. В юности Александр вместе со старшим   братом  Федором  был  наместником  отца
в Новгороде, а после того, как отец получил великое княжение в Киеве, княжил в Новгороде (фактически с 1236 по 1252 годы).
Правление князя Александра выпало на чрезвычайно трудное время: враги нападали на
Русь одновременно с разных сторон: с востока — татаро-монголы, с      запада — латиняне.
Богатый Новгород от татар откупился, а от Литовского   государства и  шведов откупиться
не получилось. Шведы двинулись в поход против   Новгорода в 1240 году; они собирались
основать новую крепость и отсечь город от   Карелии,  т.е. лишить Новгород почти пятой
части принадлежащей ему территории (позднее — Вотская пятина).
Князь Александр, услышав о   приближении шведских войск к Новгороду «разгорелся
сердцем, и вошел в   церковь святой Софии, и,    упав на колени   пред алтарем,    начал
молиться со слезами: „Боже славный, праведный, боже великий, сильный, боже превечный, сотворивший небо и землю и установивший пределы народам, ты повелел жить, не преступая чужих границ“. И, припомнив слова пророка, сказал: „Суди, Господи, обидящих  меня     и    огради от борющихся со мною, возьми оружие и щит  и встань на помощь мне“. И, окончив молитву, он встал, поклонился архиепископу.    Архиепископ же был тогда  Спиридон,    он благословил его и отпустил» (Повесть о житии Александра Ярославича Невского).
Разгром шведов на Неве 15 июля 1240 года стал первой блистательной победой князя
Александра; с этого времени его стали называть Невским. По свидетельству жития,
именно перед этой   битвой князь   обратился к войску со    словами: «Не в силе Бог, а в
правде». Александр сумел отвоевать старинную русскую крепость Копорье, освободил
Псков, а в 1242 году разбил на льду Чудского озера войска Ливонского ордена. После              смерти отца в 1247 году князь Александр вместе с младшим братом Андреем отправился     в Золотую Орду к хану Батыю, а затем — в Монголию, в ставку великих ханов Каракорум.     Домой он вернулся только через два года. Его брат Андрей стал владимирским князем, а Александр, получив ярлык на киевское княжение, остался в Новгороде.
Князь Александр видел, что справиться своими силами одновременно со всеми врагами
невозможно, и проявил лояльность в отношении Золотой Орды.    Главной   своей задачей
он видел оборону западных рубежей. Брат его Андрей княжил во Владимире   и заручился
помощью Запада в борьбе с татарами, но   платой за эту помощь было  принятие унии.    В
1251 году к Александру Невскому в  Новгород приехали   два кардинала   с буллой     папы
Иннокентия IV. По рассказу л етописца, Александр   в  своем ответе  папскому посольству
изложил всю историю Руси и в заключение сказал: «си вся съведаем добре, а от вас  учения          не приимаем». При поддержке татар Александр Невский овладел Владимиром,
посадил на княжение в Новгороде своего сына Василия. Князь Андрей, сторонник унии,
бежал в Швецию.
В 1262 году Александр заключил с литовским князем Миндовгом союзный договор против Ливонского ордена и  отправился в  Золотую Орду: в  ходе антиордынского   восстания    во Владимире, Суздале, Ростове, Переяславле,  Ярославле и других городах были  перебиты     татарские откупщики дани, а сарайский хан Берке потребовал произвести военный набор      среди жителей Руси, поскольку  в озникла угроза его владениям со стороны иранского      правителя. Александр Невский отправился в Орду, чтобы попытаться отговорить хана от этого требования. Пробыв там целый год и успокоив хана Берке, на обратном пути князь скончался,   это случилось 23 ноября (6 декабря по новому стилю).
Перед смертью он был пострижен в схиму с именем Алексий. Тело князя погребли в 1263 году   в Рождественском монастыре Владимира. Митрополит Кирилл возвестил народу«Чада моя милая, разумейте, яко заиде солнце Русской земли», и все с плачем воскликнули: «уже погибаем».
В 1380 году произошло обретение нетленных мощей св. Александра Невского.
В 1491 году во Владимире полыхал страшный пожар, незадолго до во Владимире   о его смерти словами: которого горожане
видели над Рождественским монастырем святого Александра на коне. Во время пожара
мощи и пелена, лежащая на гробе святого, уцелели.
Общецерковное прославление в лике святых благоверного князя Александра Невского
состоялось на Соборе 1547 года. К этому событию была написана служба и «Слово похвальное Александру». Автор «Слова» записал происходившие от мощей чудеса, которые были засвидетельствованы монахами Рождественского монастыря.
4 июля 1723 года, вскоре после окончания Северной войны, Петр I повелел перенести
мощи блгв. кн. Александра Невского из Владимира в Санкт-Петербург, чтобы таким образом освятить новую столицу, новую обитель (Александро-Невский монастырь) и заключение Ништадтского мира.
Торжественная встреча мощей великого князя произошла 30 августа (12 сентября по нов.
ст.) 1724 года в Усть-Ижоре, близ места Невской битвы. В этот же день был освящен во имя Александра Невского верхний храм церкви Благовещения Пресвятой Богородицы Александро-Невского монастыря и здесь установлена рака с мощами.

(2)

С Престольным Праздником нашего храма !

ГЛАВНЫЙ ПРИДЕЛ НАШЕГО ХРАМА С 1703 г. БЫЛ ПОСВЯЩЁН СМОЛЕНСКОЙ ИКОНЕ БОЖИЕЙ МАТЕРИ. В 1904 г. ПРИСТРОЕНЫ ЕЩЁ ДВА ПРИДЕЛА: СВЯТИТЕЛЯ НИКОЛАЯ ЧУДОТВОРЦА И ЗАЧАТИЯ ИОАННА ПРЕДТЕЧИ.  НО В ОБИХОДЕ И ИНОГДА, В ОФИЦИАЛЬНЫХ ДОКУМЕНТАХ, ХРАМ ПРОДОЛЖАЛ ИМЕНОВАТЬСЯ ПО НАЗВАНИЮ СУЩЕСТВОВАВШЕИ ЗДЕСЬ ЕЩЕ В 16 ВЕКЕ, ДЕРЕВЯННОЙ НИКОЛЬСКОЙ ЦЕРКВИ.

Смоленская икона
Божией Матери
Odigitriya Smolenskaya Dionisiy.jpg
Смоленская икона (Дионисий1482 год)
Дата появления известна с XI века
Иконографический тип Одигитрия
Местонахождение с 1943 года неизвестно
Дата празднования 28 июля (10 августа)
 

Празднование иконы совершается 28 июля (10 августа). Считается, что Смоленская икона ограждает и защищает западные пределы России.

 

 

   Когда и кем была принесена икона в Россию из Греции — об этом вполне ясных и достоверных сведений нет. Евгений Поселянин указывал, что имелось одно сказание, в котором сообщалось, что в Россию икона попала в середине XI века (в 1046 году), когда византийский император Константин IX Мономах благословил ею в дорогу свою дочь — царевну Анну, ставшую женой князя Всеволода Ярославича. Икона стала родовой святыней русских князей, символом преемственности и династической близости Константинополя и Руси. Сын Всеволода Ярославича князь Владимир Мономах в 1095 году перенёс икону из Чернигова (своего первого удела) в Смоленск, где в 1101 году заложил храм Успения Пресвятой Богородицы, в котором икона и была поставлена и стала именоваться Смоленской.
Церковное предание приписывает иконе помощь в спасении города в 1239 году от нашествия войск Батыя.В XV веке икона оказалась в Москве. Евгений Поселянин приводит несколько вариантов перенесения её:

В «Русском временнике» говорится, что некто Юрга, пан Свилколдович, когда уехал от Свидригайла, литовского князя, к великому московскому князю Василию Васильевичу, дорогой разграбил Смоленск, вместе с другими вещами взял икону Одигитрии и привёз её в дар великому князю в Москву (<в 1455 году>).

Другие предполагают, что эту икону дал Витовт смоленский дочери своей Софье, супруге московского великого князя Василия Дмитриевича, когда она была в Смоленске в 1398 году для свидания с отцом и получила от него много икон греческого письма.

Есть ещё одно известие, что будто бы последний смоленский князь, изгнанный отсюда в 1404 году литовским Витовтом, прибыл в Москву и привёз с собой икону Одигитрии вместе с другими иконами.

Имеется также указание, что «согласно разысканиям М. М. Сухмана, проведённым по летописям… икону Смоленской Богоматери взяли в Смоленске татарские ханы и подарили московскому князю».

Икона была помещена в Благовещенском соборе Московского Кремля справа от царских врат.

В 1456 году посольство епископа Смоленского Мисаила просило великого князя Василия Тёмного вернуть им икону. Князь, по совету с митрополитом Ионой, решил исполнить просьбу смоленских послов и вернуть святыню. Икону торжественно, с крестным ходом, 18 января 1456 года (по другим сведениям — 28 июля 1456 года) вынесли из Кремля и провожали до Саввина монастыря на Девичьем поле, у въезда на Старую Смоленскую дорогу, где после прощального молебна отпустили в Смоленск.

Согласно М. М. Сухману, икону провожали «не до Саввинского монастыря, а до церкви Благовещения в Дорогомилове»; оба варианта приводятся И. М. Снегирёвым.

Смоленская икона Божией Матери. Москва, 1456 год

Прежде чем вернуть икону в Смоленск, с неё сняли точный список «мера в меру», который оставался в Благовещенском соборе до 1525 го], когда был перенесён 28 июля в Новодевичий монастырь, основанный годом ранее по случаю возвращения Смоленска России от Литвы; с этого момента и был установлен день празднования иконы — 28 июля (10 августа по новому стилю).

Во время Отечественной войны 1812 года Ириней Фальковский вывез 5—6 августа икону из Смоленска в Москву и в день Бородинского сражения её вместе с почитаемыми чудотворными иконами Иверской и Владимирской обнесли вокруг Белого города и Кремля. Перед вступлением французов в город икону вывезли в Ярославль; в 20-х числах декабря она была возвращена в Смоленск.

Смоленская икона в храме над Днепровскими воротами
(фото Прокудина-Горского, 1912)

Перед русскими войсками накануне Бородинского сражения была пронесена копия иконы из надвратной церкви Рождества Богородицы Смоленского кремля, написанная в 1602 году; возвращена она была в Смоленск 10 ноября 1812 года.

Список иконы 1456 года был вывезен игуменьей монастыря Мефодией вместе с ризницей 31 августа в Вологду.

Первообраз иконы хранился в Успенском соборе Смоленска, но после оккупации города немецкими войсками в 1941 году икона не была найдена. В послевоенный период место древней иконы в Успенском соборе Смоленска занимает икона начала XVII века из храма над Днепровскими воротами Смоленского кремля.

(27)

РУССКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ КАНОНИЗИРОВАЛА ЕВГЕНИЯ БОТКИНА – ВРАЧА, КОТОРЫЙ НЕ ПОКИНУЛ ИМПЕРАТОРА В ЕГО СМЕРТНЫЙ ЧАС И БЫЛ РАССТРЕЛЯН ВМЕСТЕ С НИМ И ЕГО СЕМЬЁЙ В ЕКАТЕРИНБУРГЕ.

С ЦАРЁМ – ДО КОНЦА.  СВЯТОЙ ЕВГЕНИЙ (БОТКИН), ВРАЧ, СТРАСТОТЕРПЕЦ ДЕНЬ ПАМЯТИ — 17 ИЮЛЯ (ПО НОВ. СТ.)

«Когда вы входите в палату, вас встречает радостное и приветливое настроение – драгоценное и сильное лекарство, которым вы нередко гораздо больше поможете, чем микстурами и порошками… Только сердце для этого нужно, только искреннее сердечное участие к больному человеку. Так не скупитесь же, приучайтесь широкой рукой давать его тому, кому оно нужно. Так пойдем с любовью к больному человеку, чтобы вместе учиться, как ему быть полезным». Это слова из лекции, которую доктор Боткин читал в Императорской военно-медицинской академии. Он учил студентов «неизмеримо сердечному отношению» к своим пациентам. И сам пронес это учение по жизни – до самой мученической кончины. В роду Боткиных было много творческих личностей – врачей, художников, писателей. Сам Евгений Боткин, получив серьезное музыкальное образование, всё же пошел по стопам своего отца, знаменитого лейбмедика Сергея Боткина, придворного медика императоров Александра II и Александра III. Евгений окончил Императорскую военно-медицинскую академию. Слава отца, всемирно известного медика и ученого, открывала ему все двери: он мог сразу найти место с самым высоким жалованьем. Однако Евгений не желал пользоваться именем отца. Он решил начать свою практическую деятельность в Санкт-Петербургской Мариинской больнице для бедных, учрежденной императрицей Марией Феодоровной. Жалованье там было маленькое. Однако эта больница была одной из лучших клиник Петербурга – ее называли «лечебным заведением, близким к совершенству», а потому многие молодые врачи (студенты и выпускники) Военно-медицинской академии выбирали ее для себя в качестве практической школы. Через год он уехал за границу с научными целями, учился у ведущих европейский ученых, знакомился с устройством берлинских больниц. В мае 1892 г. Евгений Сергеевич стал врачом Придворной Капеллы, а с января 1894 г. вернулся в Мариинскую больницу. Вместе с тем он продолжил научную деятельность: занимался иммунологией, изучал сущность процесса лейкоцитоза и защитные свойства форменных элементов крови.

В 1893 году он блестяще защитил диссертацию. Официальным оппонентом на защите был физиолог и первый нобелевский лауреат Иван Павлов. На фронте В 1904 году началась русско-японская война. Евгений Сергеевич, оставив жену и четверых маленьких детей (старшему было в то время десять лет, младшему – четыре года), добровольцем отправился на Дальний Восток. Он был вправе не ходить на войну – никто не осудил бы его за это – но, будучи человеком, горячо любящим Россию, доктор Боткин не мог оставаться в стороне, когда речь шла о чести и безопасности Родины. Он стал заведующим медицинской частью Российского общества Красного Креста. Но, несмотря на высокую должность, большую часть времени проводил на фронте. За отличие в работе был награжден многими орденами, в том числе и боевыми офицерскими. В одном из сражений Евгений Сергеевич делал перевязку раненому санитару. Тот мучился не столько от ран, сколько от того, что в разгар боя оставил артиллерийскую батарею без медика. Доктор Боткин взял у него сумку и сам отправился на позиции, где попал под сильный артобстрел японцев. Во время срочных эвакуаций доктор Боткин не уезжал вместе со всеми, но оставался ждать опоздавших раненых. Он встречал их, выносимых товарищами из близкого боя, и отправлял на колесных носилках за отступавшими войсками. Когда однажды раненый солдат, которому доктор делал перевязку, волновался, что может попасть в руки японцев, Евгений Сергеевич сказал, что в таком случае останется вместе с ним. Солдат мгновенно успокоился: с Боткиным не страшно нигде. «Я удручаюсь все более и более ходом нашей войны, и не потому только, что мы столько проигрываем и столько теряем, но едва ли не больше потому, что целая масса наших бед есть только результат отсутствия у людей духовности, чувства долга, что мелкие расчеты становятся выше понятий об Отчизне, выше Бога», – писал Боткин.

АВГУСТЕЙШИЕ ПАЦИЕНТЫ.

Евгений Боткин и император Николай II

После окончания войны он выпустил книгу «Свет и тени Русско-японской войны». Книгу прочла императрица Александра Федоровна и на вопрос, кого бы она хотела видеть на должности придворного врача, ответила: «Боткина. Того, который воевал». И осенью 1908 года семья доктора Боткина переехала в Царское Село, а сам Евгений Сергеевич был назначен почетным лейб-медиком императорской семьи. Боткин был старше своего августейшего пациента – Николая II – на три года. В обязанность лейб-медика входило лечение всех членов царской фамилии, что он тщательно и скрупулезно выполнял.

Великие княжны Мария и Анастасия, и Евгений Сергеевич Боткин

Приходилось обследовать и лечить императора, обладавшего крепким здоровьем, великих княжон, болевших разными детскими инфекциями. Но главным объектом усилий Евгения Сергеевича был цесаревич Алексей, болевший гемофилией. Бывало, дни и ночи он проводил у постели мальчика – лечил, подбадривал, беседовал с ним. Алеша очень полюбил своего доктора и писал ему в письмах: «Я вас люблю всем своим маленьким сердцем». В 1910 году от Боткина ушла жена, и с тех пор он целиком посвятил себя царской семье, к которой привязался всей душой. Когда в 1917 году дети государя один за другим заболели корью, доктор вместе с Александрой Федоровной сутками не отходил от их постелей. А потом проявил еще один свой талант: стал заниматься с цесаревичем русской литературой и сумел очаровать Алешу лирикой Лермонтова. Обоим эти занятия доставляли невероятное удовольствие.

ССЫЛКА.

В силу своей должности доктор Боткин был свидетелем повседневной жизни Царской семьи, скрытой от посторонних глаз. Он видел их переживания, страдания во время болезней, для него это были люди с их радостями и горем, с их достоинствами и недостатками. Как врач и как деликатный человек, Евгений Сергеевич никогда в частных беседах не касался вопросов здоровья своих высочайших пациентов. Современники с уважением отмечали, что «никому из свиты не удалось узнать от него, чем больна государыня и какому лечению следуют царица и наследник». Об этом не знали не только придворные – не знали даже самые близкие доктору люди. Когда для императорской семьи наступило время испытаний, доктор Боткин решил разделить с ней её участь. Вместе с ней он отправился в ссылку – сначала в Тобольск, а затем и в Екатеринбург. В Тобольске Боткин жил отдельно от остальных, не на правах узника: квартира, в которой поселили его с детьми, никогда не подвергалась досмотру. Сам он мог свободно передвигаться по городу, и любой желающий мог записаться к нему на приём. «Крестьянские пациенты, – вспоминал он, – постоянно пытались платить, но я, разумеется, никогда ничего с них не брал. Тогда они, пока я был занят в избе с больным, спешили платить моему извозчику. Это удивительное внимание, к которому мы в больших городах совершенно не привыкли, бывало иногда в высокой степени уместным, так как в иные периоды я не в состоянии был навещать больных вследствие отсутствия денег и быстро возрастающей дороговизны извозчиков. Поэтому в наших обоюдных интересах я широко пользовался другим местным обычаем —и просил тех, у кого есть, пусть присылают за мной лошадь. Таким образом, улицы Тобольска видели меня едущим и в широких архиерейских санях, и на прекрасных купеческих рысаках, но еще чаще потонувшим в сене на самых обыкновенных розвальнях».

«ОН СПАСЕТ  И  МОИХ  ДЕТЕЙ И САМ БУДЕТ ИМ  ОТЦОМ…»

22 апреля 1918 года в Тобольск прибыл чрезвычайный комиссар ВЦИК В.В. Яковлев, который сообщил о том, что должен увезти Царскую семью. Но поскольку незадолго до этого царевич упал, и у него началось внутреннее кровотечение, ехать он не мог. Александре Феодоровне пришлось выбирать – ехать с супругом или оставаться возле больного сына. После мучительного раздумья она решила сопровождать Императора: «[Ему] я могу быть нужнее, и слишком рискованно не знать, где и куда (мы представляли себе Москву)». Доктор Боткин поехал с ними. Он отправился в Екатеринбург, вручив судьбу своих детей в руки Божии: «Я не поколебался покинуть своих детей круглыми сиротами, чтобы исполнить свой врачебный долг до конца, как Авраам не поколебался по требованию Бога принести Ему в жертву своего единственного сына. И я твердо верю, что так же, как Бог спас тогда Исаака, Он спасет теперь и моих детей и Сам будет им Отцом». Доктор, еще задолго до отъезда, сделал для своих детей всё, что от него зависело: он написал письмо поручику Константину Мельнику, которого лечил в Царскосельском госпитале, и попросил его приехать в город Тобольск для того чтобы спасти дочь и сына. А дочери Татьяне он благословил выйти за Константина замуж. Мельник пересек всю Россию, от Украины до Сибири, пряча в кармане свои офицерские погоны, чтобы сдержать данное доктору Боткину слово. Поздней весной 1918 года он добрался до Тобольска, через некоторое время состоялась его свадьба с Татьяной. В семье Мельник-Боткиных долгое время хранились письма Евгения Сергеевича, которые он писал Константину еще до своего ареста, на протяжении трёх лет. Внучка Татьяны Боткиной, Катерина МельникДюамель, рассказывала впоследствии об их содержании: «Никогда в жизни мне не доводилось слышать таких трогательных и таких возвышенных писем. В них, наряду с простыми жизненными принципами, были размышления о грехе, о Божественном сострадании, о том, как тяжело жить достойной жизнью, когда на тебя обращен Божий взгляд. В них было сосредоточено все учение о жизни, посвященной самоотверженности и храбрости». Верность до смерти В доме Ипатьева Боткин делал все, чтобы облегчить участь императорской семьи. Он добровольно взял на себя роль ходатая по всем, даже незначительным вопросам, став посредником между узниками и комендантом «дома особого назначения», будущим непосредственным  руководителем расстрела царской семьи Яковом Юровским: просил вывести семью на прогулку, позвать священника, «часики подчинить»… Иоганн Мейер, австрийский солдат, попавший в русский плен в годы Первой мировой войны и перешедший на сторону большевиков в Екатеринбурге, написал воспоминания «Как погибла царская семья». В книге он сообщает о сделанном большевиками предложении доктору Боткину оставить царскую семью и выбрать себе место работы, например, где-нибудь в московской клинике. Таким образом, один из всех заключенных дома особого назначения точно знал о скорой казни. Знал и, имея возможность выбора, предпочел спасению верность присяге, данной когда-то царю. Вот как это описывает Мейер: «Видите ли, я дал царю честное слово оставаться при нём до тех пор, пока он жив. Для человека моего положения невозможно не сдержать такого слова. Я также не могу оставить наследника одного. Как могу я это совместить со своей совестью? Вы все должны это понять». Последний в своей жизни день рождения доктор встретил в доме Ипатьева: 27 мая ему исполнилось 53 года. Вскоре он написал из заточения своему младшему брату: «Бог помог мне оказаться полезным… Обращались ко мне всё больше хронические больные, уже лечившиеся и перелечившиеся, иногда, конечно, и совсем безнадежные. К кому только меня не звали, кроме больных по моей специальности?! К сумасшедшим, просили лечить от запоя, возили в тюрьму пользовать клептомана… Я никому не отказывал, если только просившие не хотели принять в соображение, что та или другая болезнь совершенно выходит за пределы моих знаний…» В ночь с 16 на 17 июля 1918 года доктор Боткин, вместе с Царской семьей, мученически погиб в подвале дома Ипатьева.

В 2000 году Русская православная церковь канонизировала императора и его семью. А спустя 16 лет был канонизирован и доктор Евгений Боткин. Церковь вспоминает и его как праведного страстотерпца. «Верою, верностью, трудом» – такие слова выбрал Евгений Сергеевич Боткин для девиза на своем гербе, когда получил титул потомственного дворянина. В них словно сконцентрировались все жизненные идеалы и устремления доктора Боткина: глубокое внутреннее благочестие, жертвенное служение ближнему, непоколебимая преданность Царской семье и верность Богу, и Его заповедям во всех жизненных обстоятельствах, верность до конца.

Такую верность Господь приемлет как чистую жертву и дает за нее высшую, небесную награду: Будь верен до смерти, и дам тебе венец жизни (Откр. 2, 10). P.S. Храм во имя св. мчн. Евгения (Боткина) находится в Москве в 57-й больнице. Источники:1) https://foma.ru/evgeniy-botkin-serdtse-dok

(10)